Поиск отелей
Бронируй напрямую без переплаты
Поиск отелей и санаториев в Боровом
Взрослых:
2
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1
Детей:
0
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1
  • 0
Возраст детей:

Блог

Скала Аютас (Пахомовка

15 Апреля 2019

На берегу озера Боровое (Аулиеколь) в северо-западной его части находится причудливая скала башня Аютас или Пахомовка. Она обрывиста над водой, но с северной стороны доступна самым неопытным туристам любого возраста. Названа она в честь отставного генерала Пахомова, который первым в этом краю построил дачу. Было это в восьмидесятые годы XVIII века.

На вершине горы, на ровной площадке находятся две сросшиеся гранитные глыбы, которые в лучах солнца очень похожи на медведя и кабана: медведь присел у края обрыва и заглядывает в пропасть, а кабан подкрадывается к нему сзади, хищно приподняв клыкастую морду.

Летом 1856 года на этой скале часто проводил время Чокан Валиханов с другом С.Ф.Дуровым учителем, бывшим политкаторжанином. Вот как об этом написано у В.А.Терещук:
После выхода из Омской военно-каторжной тюрьмы С.Ф.Дуров выглядел в свои сорок лет шестидесятилетним стариком и был очень больным, как впоследствии писал Ф.М.Достоевский. После возвращения из Кокчетава в Омск Сергей Федорович познакомился с молодым офицером, личным адъютантом губернатора, двадцатилетним казахом Ч.Ч.Валихановым. Чокан оказался близким Дурову по духу. Знакомство их состоялось в доме Капустиных, хозяйкой которого была родная сестра Д.И.Менделеева. Несмотря на большую разницу в возрасте они вскоре подружились. Ч.Валиханов летом 1856 года пригласил Дурова в аул своего отца с тайной мыслью подлечить больного учителя здоровой пищей, чистым воздухом, кумысом и охотничьими развлечениями. Не без труда оформил Валиханов отпуск Дурову и добыл разрешение на поездку в степь. На пятые сутки они прибыли в укрепление Кокчетава, но аулы уже переселились на летние пастбища ближе к Боровому. По пути до аула отца Чокана Дуров и Вали-ханов остановились на ночевку в небольшом ауле ке-реев, после утомительной дороги уснули. Дурова разбудили звуки песни. Увлеченный песней, он вышел из юрты: увидел толпу людей. Подошел ближе, ему уступили место, и он сел рядом с Валихановым, который, указав на певца, шепнул на ухо: "Биржан-сал!". Джигит пел непринужденно, красиво подыгрывая себе на домбре. Дурова песни взволновали. Чокан объяснил ему, что этот певец - композитор-самородок из рода аргынов, сын Кожагула. После трехдневного гостевания в ауле Чокан предложил Дурову поставить юрту у озера Бурабай. Недалеко от этого места, за сопками, стоял аул, в котором жил Кожагул, подаривший казахскому народу Биржана. Чокан и Дуров любовались гладью летней озерной воды, за небольшим заливчиком которой возвышалась скала-башня с камнем-медведем. За небольшой промежуток времени Дуров поправился, и, казалось, даже помолодел. Как-то Чокан предложил Дурову подняться на площадку скалы. Сначала Сергей Федорович не решался, так как давали о себе знать разбитые ревматизмом ноги и ослабленное сердце, но потом согласился. Со скалы перед их взором открылось Боровое - еще сказочней, еще загадочней. Теперь они почти каждый день поднимались сюда, любовались природой, читали стихи, много говорили, спорили о жизни народа, его будущем. Так, беседуя, Дуров передавал своему молодому другу Чокану сокровенное чувство любви к Родине и народу. Вскоре, поправившись, С.Ф.Дуров уехал в Омск и оттуда -на родину, а Ч.Валиханов отправился в путешествие по Средней Азии.

В 50-60 г. г. прошлого века это было самым оживленным местом среди курортников, да и самих жителей поселка. Здесь размещался летний ресторан, танцплощадка, играл духовой оркестр, лодочная станция, спортивные площадки для игры в волейбол, городки, кегельбан, серсо. Прямо у воды размещались три двухэтажных здания - соляриев для принятия воздушных ванн.
Старая казахская легенда, которая передается из поколения в поколение, о возникновении урочища Боровое гласит так:

...Аллах, создавая мир, дал казаху только степи. Несправедливый дар Аллаха - решил казах и потребовал у создателя в дополнение горы и леса. Но всемогущий был скуп, он не захотел расставаться с тем, что осталось у него в корджуне. Тогда на помощь народу поспешил сказочный герой, весельчак и балагур, безбородый пересмешник - Алдар-Косе. Он быстро втерся в доверие к Аллаху и предложил ему сыграть в прятки и перетяжку. Чтобы было, где прятаться в голой степи, Алдар-Косе попросил у Аллаха маленькую горку. Всемогущий внял его просьбе и, шутя, насыпал среди степи холм, который и поныне называется Букпа, что в переводе на русский язык значит "прятаться". Во время игры сметливый Алдар-Косе незаметно проделал в корджуне Аллаха дырку. И, когда всемогущий и балагур затеяли в небесах возню в "перетяжку" и "догонялки", на степь просыпались из дырки земные красоты: остатки скал, леса, озера, родники...

Существует другой вариант этой легенды:

...После сотворения мира летит Аллах над землей и разбрасывает из своего хурджуна родники, реки и озера, горы и леса. Вот и степи Казахстана показались, а мешок-то пуст, только в одном уголке осталось чуть-чуть - горы невысокие, но лесистые, озера - неглубокие, но голубые, прозрачные... И зачерпнула все это щедрая рука в одну горсть и бросила на север, чтобы разбавить степи ковыльные да бескрайние...

Вот что рассказывает другая легенда этого края. Уже много веков прошло с той поры, как Всевышний сотворил все, что есть на Земле, и на всякий случай решил вернуться, чтобы проверить, так ли все живут, как было задумано. Оказалось, что многие жители желали для себя большего и пришли к Нему со всех сторон света в середину Евразийского материка, в степи Сарыарки с жалобами. Слон жаловался на жару, таежный медведь- на долгую зиму, пустынная антилопа страдала от пыли и жажды. Пришел и человек и сказал, что слишком загадочна жизнь и томиться он разными желаниями, которые сам не в силах исполнить. Не понимали живущие на Земле, что довольному всем нет нужды что-либо делать, даже незачем вставать после сна, и, получив все, камнем застынет он в своем блаженстве. Не понимали и продолжали просить и настаивать. И тогда Он обещая им, что не будет ни холодно, ни жарко, ни слишком влажно, ни слишком сухо, и сделал всех такими довольными, что они уснули в миг и окаменели на век.

Вы